Телемедицинские технологии позволят качественно улучшить лечение хронических больных




Телемедицинские технологии уже в ближайшем будущем позволят системно мониторить состояние здоровья людей с хроническими заболеваниями и дистанционно корректировать их лечение и реабилитацию. Об этом рассказала в интервью генеральный директор компании «Медлайнсофт», одна из создателей телемедицинской платформы Ольга Лебедева.


Ольга, расскажите о вашем бизнесе, о том, сколько времени было потрачено на развитие вашего успешного дела?


Как и всем, нам было в пути весьма непросто. Компания существует с 2010 года, и в телемедицину мы вошли неожиданно с дистанционного мониторинга, который для всех является продолжением телемедицины, а для нас это было точкой входа. Мы соединили знания нашей команды в медицинских технологиях и в разработке банковских систем. При разработке столкнулись с тем, что систематизировать знания и опыт врача весьма непросто, и пошли мы не от алгоритмизации медицинской деятельности, а с автоматизации того, что вокруг неё — это автоматизация всех бизнес-процессов, удобные сервисы для взаимодействия с пациентами.


В чем наш успех? Мы никогда не придумываем продукты сами. Мы идем и нащупываем путь, общаясь с клиентом.

Еще одна из составляющих успеха в том, что периодически я сама просматриваю активность наших клиентов, и если кто-то не пользуется нашей системой, я отправляю менеджеров разобраться и получить обратную связь, что же не так — с целью улучшить, сделать удобнее.


Сталкивались ли вы с ситуациями, когда опыт алгоритмизации одного клиента можно переложить на другого клиента? Или это всегда кастомизация?


Нельзя сказать, что это всегда кастомизация. Опять же, сравню банковский и медицинский рынки. В банковском рынке всё четко регламентировано стандартами и указами ЦБ. В медицинском рынке есть специфика. Но все равно пациент должен прийти, записаться и его нужно идентифицировать, провести осмотр, соблюдая законодательство. Когда ты предлагаешь клинике готовый продукт, вносятся небольшие изменения. И таким образом каждый клиент помогает развивать нашу систему. От этого система становится только лучше и богаче и успешно переносится в другие компании. Всем становится удобнее в ней работать и проще настраивать под себя.


Кто ваши клиенты сейчас, основное ядро? Кто вам позволяет зарабатывать сейчас?


Мы можем предлагать наши решения сегменту ОМС, ДМС и платной медицине. Это три кита, от которых не уйдешь. Эти три направления приносят примерно одинаковые доходы.


Мы продаем лицензии на ПО, клиника берет наш продукт и им пользуется. При этом мы не диктуем, какие нужно оказывать услуги, как применять систему и каких врачей включать. Это всё решает руководство медучреждения.


Крупнейший регион России работает на нашей системе, чем мы очень гордимся.

Среди наших клиентов также есть НМИЦы, и их становится больше и больше. Они используют нашу систему в основном для платных услуг. Для федеральных центров мы стали проводить вебинары и активно вовлекать их в телемедицину.


По объему это сопоставимые куски, а по рентабельности и прибыльности внутри проектов, какая медицина дает возможность больше заработать — частная или государственная?


При продаже нашей программы мы получаем лицензионные платежи, которые дают примерно одинаковую рентабельность как в частных, так и в госклиниках. Дальше доходы зависят от глубины кастомизации.


Высказывалось мнение, что в частной медицине обновление идет активнее и быстрее и все инновации происходят из частного сегмента?


Нет, я такого мнения не разделяю, совершенно точно не разделяю. Потому что, когда случилась пандемия, мы запустили крупнейший регион за две недели. Четкая, слаженная команда. А с коммерческими клиниками есть сделки, которые заключаются по два года. Скорость не зависит от того, государственная или частная медицина. Это зависит от уровня зрелости клиента. Хотя, то, что сделки происходят за два года, я тоже считаю плюсом. В этом я вижу становление рынка. Важно, что руководители интересуются темой, очень осторожно, но все равно заходят.


Сложно работать в медицине, потому что многие руководители медучреждений стараются избежать цифровизации и неохотно тратят деньги на IT.


Можно ли сказать, что у них есть причины, которые объективно мешают им это делать? Может быть, это отсутствие необходимой экспертизы внутри клиник, которая позволит принять правильное решение, не обрушив все процессы в клинике? Как цифра и информатизация может повлиять на результат их работы, на улучшение качества жизни человека и продления жизни?


Рынок IT-медицины молодой, и здесь не столь важен мудрый айтишник в компании, сколько инициатива от руководства или сотрудников клиники. На их энтузиазме всё выстраивается. Слово "надо" здесь не подходит.


Что чаще всего для себя видит клиника в качестве цели внедрения телемедицины? Всегда ли это материальная составляющая? Или это часто чисто гуманитарные задачи, которые, по большому счету, не поддаются оцифровке?


Если мы говорим о телемедицине, то


сама телеконсультация приносит такую же рентабельность, как и консультация в клинике. Но мы понимаем, что для телеконсультаций у клиники есть затраты на сервера и ПО. Однако наше общество настолько привыкло пользоваться электронными сервисами, что клиника, которая не внедряет их, проиграет в перспективе.

Мы уже не хотим звонить по телефону. Колл-центры стали схлопываться, в структуре расходов клиники они имеют серьезный вес. Клиент теперь хочет записаться быстро в любое время суток, видеть свою историю болезни, иметь возможность пообщаться с врачом, не тратя полдня на дорогу. Особенно это важно в больших городах и в регионах, где сложно добраться до областных медицинских центров.


Сейчас у нас очень много региональных клиентов, это безумно приятно. Приятен уровень развития региональных клиник и направление мышления их руководителей.


Это очень позитивный сигнал. Я бы даже акцентировала внимание на этом. Видите ли вы, что медицина и здравоохранение в регионах — это не умирающая отрасль, которая в основном сдает позиции частной медицине, что ОМС тоже автоматизируется и у пациента есть выбор, к какому врачу сходить? Видите ли вы положительный эффект от цифровизации в масштабах страны?


Мне очень сложно ответить на этот вопрос, потому что у нас в стране 85 регионов, и я, к сожалению, не знакома со всеми. Но в тех регионах, где стоят наши решения, в регионах, с которыми мы общались, все руководители очень современные, там точно ничего не умирает и все понимают, зачем нужна цифровизация. Врачи очень быстро разобрались в нашей системе и научились онлайн общаться с пациентами.


Клиники не до конца понимают, что им дает цифровизация в плане организации лечебного процесса. То есть, они не видят важности этой работы и добавленной стоимости того рубля, который вложен в автоматизацию. Как это повлияет на качество предоставляемой помощи?